97894c30     

Олейников Алексей - Прометей И Орел



Алексей Олейников
Прометей и Орел
Cолнце, неподвижно застывшее в тусклом выгоревшем небе, обрушивало вниз
потоки неимоверного жара, словно задавшись целью расплавить всю громаду
Кавказских гор. И чудилось, что это ему вот-вот удастся. Казалось, что
доселе несокрушимые скалы дрогнут и, оплывая точно свечи, растают в
огромном море магмы.
"Чушь! - подумал Прометей. - Что только в голову не придет. Там же все
наши, Олимп закачается, да еще как закачается, если вырвутся. Нет, бред..
А жаль"
Он мечтательно вздохнул и, облизав шершавым языком сухие потрескавшиеся
губы, с ненавистью воззрился на пылающий диск. Глаза слезились, но титан
упрямо вглядывался в ослепительное сияние, словно желая там кого-то
увидеть. Наконец, не выдержав, он моргнул и отвернулся. Он больше не мог
смотреть, не мигая, на Солнце.
" Сдурел, Гелиос, что ли? Нектара нализался? Почти сутки на одном
месте, как прибитый, висит"
Прометей с раздражением потряс головой.
Соленый пот заливал глаза, к тому ныли руки в кандалах, поясница и
кололо в боку.
"Ну, руки и спина - это к дождю. Хорошо бы. А то уж неделю ни капли с
неба. А бок? Неужто к орлу ?"
Титан оживился и даже, приподняв голову, сделал попытку обозреть
небеса. Но слепящее Солнце било прямо в глаза и Прометей, так ничего и не
разглядев, уронил голову на горячий гранит. Жара навалилась обессиливающей
тяжестью, и он замер под ее гнетущей иссушающей пятой. Мысли потекли
ленивым потоком, как воды Стикса в нижнем течении.
Обволакиваемый медленным горячим маревом, Прометей дремал на
раскаленном граните и грезы о бывшем и не бывшем, обрывки чужих жизней,
сцены грядущего и пыльные декорации прошлого проплывали в воспаленном
мозгу титана.
"Время славы и Силы ..дружеские пьянки с Гефестом ..беззаботная жизнь
бога-титана.
И лишь изредка - краткие, страшные миги прозрения, омрачающие эту жизнь.
Пылающее пламя Зевса...О, как глупы люди! Неужто он, Прометей,
потащился бы с небес с обычным факелом?
Вот бы была потеха. Хохот стоял бы от Тартара до Олимпа.
Делать ему больше нечего.. А вот теперь точно нечего.. Как жаль Глупы,
несмотря на.. Ничтожны и жалки.
Смертные черви. Что же он увидел тогда в раскалывающей, пронзающей
судороге ясновиденья? А ведь что-то узрел, уловил.. Зародыш чего-то..
Чего? Для того и снес на землю Огонь.
Факел? Ха..
Не того огня боялся Зевс, что пляшет в очагах и на пепелищах. А того,
что бушует в душах.
Страшно ревнив был Дий - громовержец.
Одним творцом хотел быть. Единственным!
Только такой Огонь не спрячешь, не укроешь.. Нет Не желал Зевс делится
ни с кем, а уж со смертными пуще всего.
Может, тоже понял, КАКАЯ бездна может вспыхнуть в "ничтожных червях" от
одной, пусть даже самой малой Искры.
Понял и испугался.
А я отнес...За что и получил.
Но как полыхнуло! Куда там Богам и Титанам! Пусть не все, не каждый, но
кто мог..
Как же были тогда ничтожны Боги пред ними, жалкими смертными, чья жизнь
- день для обитателей Олимпа и лепесток розы в их руках. Не взирая на всю
свою мощь.. Мог ли Зевс - Громовержец пылать как Предвечное Солнце,
одинаково раздавая тепло и свет правым и неправым. Гореть, не требуя
взамен ничего? Вряд ли..
За ЭТО стоит быть прикованным к куску гранита, будь он стократ
проклят.. Да А в былые времена я бы.. Да что там"
Титан прикрыл глаза Что-то вывело его из состояния полуяви, полусна,
одуряющей, липкой дремы, которая никогда не переходит в сон. Раньше он
никогда не спал.
- Гипнос, паскуда, небось твои штучки - прохрипел Промете



Содержание раздела