97894c30     

Овалов Лев - Букет Алых Роз



ЛЕВ ОВАЛОВ
БУКЕТ АЛЫХ РОЗ
Аннотация
Эту повесть Лев Овалов, автор бессмертного Пронина, написал сразу по возвращении в Москву после семилетней ссылки. Новая «стиляжная» Москва удивила старого коммуниста, в прошлом тоже франта и модника, но воспитанного совсем на других идеалах. «Бродвей», «Коктейльхолл», джаз и рокнролл, а также брюки дудочкой сменили тельняшки, комиссарские «кожанки», нашивки за ранения и боевые награды.

А старомосковский светский раут превратился в банальный дансинг. Казалось, совсем недавно молодежь уходила на фронт добровольцами, и вот всего спустя несколько лет у нее появились новые герои для подражания — Джеймс Бонд и Элвис Пресли, — а места для подвига в современной жизни совсем не осталось.

Но, оказывается, в этой новой и такой незнакомой стране, целиком отдавшейся веяниям западной моды, еще не перевелись настоящие романтики, для которых подвиг — это не событие, а норма жизни. Вместо кокаколы они пьют яблочный сок и прекрасно знают, что «ГАЗ21» ничем не уступает «Бьюику».
От автора
В начале 1957 г. в московских газетах появились сообщения о высылке из пределов Советского Союза нескольких иностранных дипломатов, занимавшихся деятельностью, несовместимой с их официальным положением.
Почти одновременно с этими сообщениями были опубликованы показания нескольких шпионов и диверсантов, засланных в Советский Союз одной иностранной разведкой.
Они подробно изложили факты и обстоятельства своего падения и раскаяния. Одни попали в плен, другие были угнаны оккупантами, третьи, боясь наказания за какоелибо преступление, бежали сами.
Жизнь на Западе мало походила на ту красивую жизнь, какая изображалась во многих заграничных фильмах. Бездомное и полуголодное существование, постоянное попрание человеческого достоинства вынуждали так называемых “перемещенных лиц” соглашаться на любые предложения. Некоторые из них, дойдя до последней степени морального падения, стали платными агентами иностранной разведки…
История одного из таких “возвращенцев” показалась мне любопытной и даже поучительной, и я изложил ее в виде повести, изменив только собственные имена.
1. Отверстия в стекле
Как он уцелел, Анохин не понимал. Смерть была неизбежна. Еще секунда, мгновение — и от него осталось бы одно воспоминание… Нет, решительно он рожден под счастливой звездой!
Уже возвращаясь домой, в поезде метро, сидя на мягком диване покачивающегося вагона, он еще раз мысленно представил себе все происшедшее.
После работы Анохин прямо с завода отправился в институт, где он учился на заочном отделении, — два раза в неделю все заочники обязаны были являться на консультацию к своим педагогам.
Завод находился на окраине Москвы, институт — в центре города. Анохин доехал очень быстро. Преподаватель, в группе которого он занимался, был свободен.

Анохин сдал ему тетрадь с решенными задачами, преподаватель ее просмотрел; они поговорили, и Анохин освободился меньше чем через час.
Он вышел на улицу и переулком прошел на Кузнецкий мост.
Так называемые часы “пик”, когда поток москвичей, расходящихся с работы по домам, заполняет все улицы и магазины, троллейбусы, автобусы и метро, близились к концу; прохожих было еще очень много, но уже не было той толчеи, из которой трудно бывает подчас выбраться.
Дело происходило в январе, но на дворе стояла оттепель. Зима была сиротская, морозные дни за эту зиму можно было пересчитать по пальцам. Временами падал снег, временами подмораживало, но не успевали дворники выйти со своими скребками на тротуары, как вно



Содержание раздела